Публикации

Митрополит Владимир: "Всё, что происходит вокруг нас, требует церковного осмысления"

Дата публикации 29.05.2024   Количество просмотров 618
Митрополит Владимир: "Всё, что происходит вокруг нас, требует церковного осмысления"

Современные вызовы, с которым сегодня сталкивается российское общество и государство, одинаковы и для Русской Православной Церкви. Вопреки досужим разговорам, для неё не существует запретных тем и событий — она открыта миру и готова дать оценку всему, что происходит вокруг, с точки зрения слова Божия. И в актуальной общемировой повестке (как, например, Церковь относится к искусственному интеллекту?), и тому, что происходит в Приморье (соседство нового Спасо-Преображенского собора на центральной площади с памятником Борцам за власть Советов и общегородскими мероприятиями).

ИА PrimaMedia провело большой разговор с митрополитом Владивостокским и Приморским Владимиром о душе, обществе и взглядах Церкви на острые вопросы текущего исторического момента.

"Не должно быть страха и смущения"

— Многие люди стесняются разговора со священником. Особенно в первый раз и особенно не определившиеся, верят они или нет, в какой мере и как. Не могут из-за своей скромности или каких-то внутренних барьеров сделать этот шаг. Так ли это страшно? Стоит ли бояться?

— Бояться совершенно нечего, ведь священник не кусается. А если серьёзно, надо относиться к этой беседе, как к разговору с врачом. Мы ведь приходим к врачу, когда нас что-то беспокоит, невзирая на то, что, быть может, нам в больнице не очень комфортно. Мы приходим и рассказываем доктору о своих проблемах, желая получить облегчение от своего недуга. Священник — это тоже своего рода врач, только он помогает излечиться от болезней духовных, то есть от греха и страстей. Такое поручение апостолам, а через них — епископам и священникам, дано Иисусом Христом, Который Сам засвидетельствовал: "Приходящего ко Мне не изгоню вон" (Евангелие от Иоанна гл. 6, ст. 37).

На самом деле для священника всегда очень радостное событие — видеть искреннее желание человека исправиться и обрести душевный мир, мир с Богом. Не должно быть здесь никакого страха и смущения. Священник готов выслушать, посочувствовать, утешить в скорби, дать, если потребуется, духовный совет в меру своего опыта и разумения. Если нет решимости сразу прийти на исповедь, то можно для начала договориться о духовной беседе.

Сегодня у нас достаточно храмов, много разных священников, особенно во Владивостоке. Можно присмотреться к священнослужителям, найти того, кто внушает Вам доверие. Убеждён, что наши пастыри с большой радостью ответят на все вопросы и постараются помочь с решением духовных трудностей.

Повторяю: не должно быть страха. Главное, не нужно возводить самим стены внутри себя. Объятия же Церкви открыты для всех. Надо просто приходить и начинать общаться.

— А в какой момент лучше это сделать? По окончании воскресной службы просто подойти?

— По окончании любой службы и в любой день. В крупных храмах, таких как, например, Спасо-Преображенский собор или Покровский храм Владивостока, как правило, есть священники, которые дежурят между богослужениями. Они в течение всего дня находятся в храме и беседуют с приходящими людьми, отвечают на их вопросы, совершают по просьбе молебны или заупокойные службы. Придя в храм, можно попросить, чтобы пригласили дежурного священника.

— Как Вы сами как пришли к Богу? С какого момента почувствовали, что это Ваш путь?

— На меня оказали большое влияние мои прабабушки, они были верующими людьми. В их доме висели иконы, сами они молились и храм посещали. Часто и меня брали с собой в церковь, где я исповедовался и причащался. Иногда просили переписать молитвы от руки. Тогда, как Вы знаете, было очень сложно достать религиозную литературу. Невозможно было купить ни Евангелие, ни молитвослов. Я детским почерком старательно выводил для них тексты молитв и псалмов. Так познакомился впервые с духовной жизнью, получил первые познания о вере и Таинствах Церкви. Этот детский опыт серьёзно повлиял на меня.

В самом начале 1990-х рядом с домом моих родителей стали восстанавливать Сретенский храм, который в советские годы использовался как складское помещение, а потом и вовсе был заброшен и превратился в неформальное место встречи местной молодёжи. Так вот сформировалась община активных верующих, которые стали проводить субботники, привлекать местных жителей на расчистку завалов, вынос мусора и приведение этого здания в достойный вид. На такие субботники вместе со своими сверстниками ходил и я. 

Потом уже начал ходить в храм, куда ходил до этого со своими прабабушками, сознательно, стал изучать богослужение, помогать священникам в алтаре, читать и петь. И чем больше узнавал о православной вере, тем больше укреплялось моё желание глубже постигать церковную жизнь. Со временем пришло понимание, что именно служение Церкви и является моим призванием. Когда пришло осознание, что хочу посвятить себя трудам в Церкви, я заручился благословением духовника и поступил сначала в Рязанское духовное училище, затем отучился в Калужской духовной семинарии и, наконец, окончил Санкт-Петербургскую духовную академию.

Не было какого-то особого духовного откровения или мистического озарения.

Господь зачастую говорит с нами не через впечатляющие инсайты, а тихим и кротким голосом через события в жизни и терпеливо ждёт нашего ответа.

Если прислушаться, можно этот голос услышать. Но, конечно, детские впечатления стали во многом тем добрым зерном, из которого пророс впоследствии этот выбор жизненного пути. Я просто понял, что не мыслю жизни без Церкви.

Митрополит Владимир

Митрополит Владимир. Фото: ИА PrimaMedia

— Как Вы готовитесь к проповедям, выбираете темы, строите своё выступление? Это тоже, наверное, важный момент — доносить людям в конкретный момент времени какое-то важное сообщение.

— Раскрывать всех секретов, конечно, не буду. Но скажу, что вдохновляет именно меня перед подготовкой к проповеди. Я часто переслушиваю слова своего преподавателя в Санкт-Петербургской духовной академии — ныне уже почившего протоиерея Николая Гундяева, родного брата Святейшего Патриарха Кирилла. В своё время, в конце 1990-х, его проповеди, произнесённые в Спасо-Преображенском соборе Санкт-Петербурга, записывались на камеру. Сейчас они в виде архива доступны на YouTube (18+). Вообще отец Николай был замечательным проповедником, ярким, талантливым, очень харизматичным, он умел увлечь слушателя, зажечь своей энергией. Наверное, это их семейный дар. Для меня, как и для многих других выпускников Санкт-Петербургской академии, это был один из самых любимых преподавателей. И сегодня, раз за разом переслушивая его слова, с благодарностью вспоминаю своего учителя и черпаю мудрые и полезные мысли из его проповедей.

Слово о Христе Распятом и Воскресшем — главное содержание миссии Церкви в мире. Поэтому проповедь — неотъемлемая часть служения любого священника и архиерея. Более того: не только часть служения, но и важнейшее призвание. "Горе мне, если не благовествую" (1-е послание к коринфянам ап. Павла, гл. 9, ст. 16). Лучше, чем апостол Павел, пожалуй, и не выразишь значение проповеди в церковной жизни.

Человеческое общество организуется словом. Так и община верных собирается в том числе и для слышания слова Божьего. Неслучайно вторая часть Божественной литургии имеет своей центральной смысловой частью именно чтение Евангелия и отрывка из Деяний апостолов или из апостольских посланий. Собственно говоря, толкование прочитанного может составлять главное содержание проповеди, в которой важно не только прокомментировать то или иное место из Священного Писания, объяснив его значение, но и постараться актуализировать его духовно-нравственный смысл, приложить к реалиям нашей жизни, посмотреть, так сказать, на временное глазами вечности. 

На самом деле проповедь — это настоящее искусство. Этому даже специально учат в духовных семинариях, где преподают особый предмет — гомилéтику. Примечательно, что это греческое слово содержит и корень, означающий “беседу, общение, собрание”, и знакомый многим корень "этика", которым обозначают некое нравственное учение. Собственно говоря, из внутренней формы слова становится понятным и основная цель проповеди: наставление, научение и просвещение людей.

В окопах атеистов нет?

— Обращаются ли в Церковь люди, вернувшиеся с СВО? Как вера помогает им социализироваться, вернуться в общество? Есть ли уже какой-то опыт в этом плане?

— Конечно, у Церкви здесь свой фронт забот. Окормление военнослужащих и членов их семей — очень важная часть нашего служения, и особое значение это служение приобретает в нынешние дни. Во Владивостокской епархии есть специальный Отдел по взаимодействию с Вооружёнными силами. Более того, практически в каждой военной части на территории Приморского края существует должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими. В подавляющем большинстве случаев эту должность замещает кто-то из местных священнослужителей. Это направление находится на контроле командования Восточного военного округа. Периодически оттуда приходят запросы, чтобы на ту или иную вакантную должность был назначен священник, который затем проходит утверждение на уровне Министерства обороны. 

Специальная военная операция внесла определённые коррективы в эту работу, активизировала наше взаимодействие с армейскими подразделениями. Наши священнослужители часто ездят в зону боевых действий, чтобы духовно поддержать воинов. Командировка обычно занимает примерно месяц. Как мне рассказывает духовенство, солдаты с большой радостью воспринимают новость, что приехал священник, многие просят совершить Таинство Крещения. Бывает порой, что крестятся по десять и более человек. Конечно, исповедуются, причащаются Святых Христовых Таин. Для воинов это существенная поддержка и утешение. Священники раздают им солдатские молитвословы, пояса с 90-м псалмом "Живый в помощи", иконки, крестики.

По личному опыту общения с военнослужащими, вернувшимися из зоны СВО, а также по свидетельству священнослужителей, могу сказать, что экстремальные боевые условия, в каких оказываются люди, оказавшиеся на грани жизни и смерти, побуждают их пересмотреть свои ценности, прийти к Богу, осознать важность церковных Таинств. Когда человек по-настоящему приходит к вере, он обретает прочный нравственный фундамент и ему легче адаптироваться по возвращении домой после всех военных потрясений.

А кроме того, многие там становятся очевидцами явных чудес. Такие переживания тоже оказывают сильное влияние на человека. То Господь через икону защитит солдата от смерти, то пуля прилетит в молитвослов или в нагрудный образ. Последний такой случай обошёл даже соцсети, и можно посмотреть видеоролик в Интернете, в котором боец рассказывает, как икона защитила его от смерти — пуля прошла по касательной и не попала в сердце. В окопах, как сегодня очень часто можно услышать от самих военных, атеистов нет.

— Не бывает атеистов в окопах под огнём…

— Да, там зачастую происходит переломный момент в жизни людей. Находясь в ситуации смертельной опасности и явственно чувствуя Божие присутствие в своей жизни, защиту и помощь, человек начинает смотреть на веру совершенно иначе.

Думаю, что приход к вере и духовная поддержка со стороны Церкви помогает сохранить душевное спокойствие и психологическое здоровье тем, кто возвращается из этих непростых мест. 

— Бывают случаи, когда к вам приходят из других конфессий? Должны ли быть совершены какие-то дополнительные действия по переходу?

— Переходы случаются не так часто, но бывают. Порядок присоединения к Православной Церкви зависит от того, из какой религии или христианской конфессии приходит человек. Таких чинов несколько. Если обобщить все случаи, то получается три способа. Если человек ранее принадлежал к Православной Церкви, то есть был крещён в православной вере, но по какой-то причине отпал от неё, ушёл на страну далече, то он принимается обратно через покаяние. Так же происходит в случаях, когда человек приходит в Православие из традиционных христианских общин, сохранивших базовые элементы апостольской веры. Это касается, например, переходящих из Католической церкви. Если желающий принять Православие принадлежал ранее к одной из христианских конфессий, не имеющих прямого исторического преемства с апостольской традицией, например, был протестантом, его принимают в Православие через Таинство Миропомазания, поскольку крещение над ним уже было совершено. И, наконец, если переход происходит вообще из другой религии или из формально христианских общин, но окончательно утративших связь с апостольской традицией, то здесь уже необходим "полный цикл" Таинств, которые вводят его в Церковь Христову: над человеком совершают Таинства Крещения и Миропомазания. В каждом отдельном случае необходимо смотреть на тот путь духовных исканий, который прошёл человек. Бывают, как говорится, нюансы.

— Как сейчас Церковь относится к старообрядчеству. Раньше борьба была непримиримой. Сейчас какое позиционирование?

— Церковь ни с кем не боролась и не борется. В своё время, скорее, государство пыталось силой искоренить раскол, возникший из-за категоричного нежелания определённых общественных слоёв принимать исправления в богослужебных книгах и в совершении ряда обрядов. Царь Алексей Михайлович поддержал предложенные Патриархом Никоном преобразования, направленные упорядочение обрядовой практики с греческими Церквями. Все изменения касались лишь внешней стороны церковной жизни и не затрагивали основ веры, в чём, к сожалению, не смогли тогда разобраться сторонники старого обряда.

Конечно, любой раскол — это кровоточащая рана на теле Церкви. Рана, которая излечивается с большим трудом: только мудростью, терпением, прощением и любовью. Много человеческого было в тех событиях: ошибки, перегибы, ревность не по разуму, резкие слова, жестокости с обеих сторон. Всё это, как снежный ком, копилось, усиливая отчуждённость и взаимную неприязнь. 

Попытки примирения, и отчасти успешные, были сделаны ещё в XVIII веке, когда появилось отдельное течение — единоверие. Единоверцы сохраняют все старые обрядовые особенности и своеобразие бытового уклада, но при этом признают иерархию Русской Православной Церкви, находятся с нами в литургическом, духовном единстве, считают Предстоятелем Церкви Патриарха Московского и всея Руси. Единоверческие приходы есть и сегодня. Можно сказать, что единоверие — это примирённое с Церковью старообрядчество.

Значимым шагом к продолжению диалога со старообрядчеством стало решение Поместного Собора 1971 года. Этот Собор, избравший Патриарха Пимена, по инициативе митрополита Никодима (Ротова), духовного наставника Святейшего Патриарха Кирилла, отменил также все "клятвы" на старые обряды и сформулировал очень важное положение: разнообразие форм обрядов не влияет на их спасительность. 

В настоящее время в Русской Православной Церкви существует специальная Комиссия по делам старообрядных приходов и по взаимодействию со старообрядчеством. Контакты продолжаются. Напряжённости, особых проблем в отношениях между Русской Православной Церковью и старообрядцами сейчас нет. Но самое главное и чаемое полное воссоединение старообрядцев с Церковью остаётся по-прежнему предметом молитв. Желания к воссоединению пока не наблюдается с той стороны.

Точка входа в благотворительность

— Церковь занимается благотворительностью. В то же время, многие люди сегодня испытывают желание также проявить себя в этой сфере, не только материальной поддержкой, но и своими руками и делами? Может ли Церковь стать точкой входа в благотворительность для таких людей? Что им надо делать?

— Благотворительность — одно из важнейших направлений служения Церкви, которая в этом следует заповеди Христа Спасителя о любви к ближним. За минувшие столетия накоплен огромный опыт организации такой работы. У нас, например, сегодня на общецерковном уровне действует Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению. В каждой епархии тоже есть соответствующий отдел, координирующий эту деятельность, и Владивостокская епархия не исключение. Творить добрые дела можно, конечно, и самому. Но вместе это делать легче и в чём-то даже эффективнее. Кроме того, совместные добрые дела вдохновляют, сплачивают людей.

При Отделе по церковной благотворительности и социальному служению Владивостокской епархии существует служба добровольцев "Милосердие", которая объединяет всех желающих бескорыстно помогать людям. Чем занимаются добровольцы? Они посещают пожилых людей на дому и в больницах, помогают бездомным, инвалидам и многодетным семьям, приезжают в детские дома и интернаты, чтобы пообщаться и поиграть с детьми-сиротами, поделиться с ними теплотой и заботой. Добровольцы участвуют практически во всех проектах Отдела, в том числе и касающихся актуальной сегодня гуманитарной помощи бойцам в зоне СВО. Наши миряне во многих храмах плетут маскировочные сети, изготавливают окопные свечи, сухие пайки. Везде очень востребована помощь и поддержка волонтёров. 

Поэтому если у человека есть горячее сердечное желание безвозмездно помогать страждущим людям, выделяя для этого хотя бы несколько часов в неделю, то можно обратиться в Отдел. На сайте отдела есть вкладка "Добровольцам" — там есть необходимая информация, какие направления деятельности существуют, в чём человек может попробовать свои силы и как стать участником этого социального проекта.

Митрополит Владимир

Митрополит Владимир. Фото: ИА PrimaMedia

— Технически как это выглядит? Человек приходит в храм и просто говорит священнику, что готов посвятить своё свободное время, чтобы, допустим, разливать суп по тарелкам для бедняков, и его включают в работу? Так?

— В принципе можно прийти в любой храм. Как правило, та или иная социальная работа ведётся на каждом приходе или в монастыре. Так, например, при Марфо-Мариинской обители во Владивостоке есть община сестёр милосердия, несущих служение в доме престарелых. При Успенском храме Владивостока действует община "Милосердие", которая, в частности, организует кормление бездомных горячими обедами. Можно и таким путём пойти, обратившись в ближайший храм и узнав, какой социальной деятельностью занимается приход. А можно, как я сказал, действовать через епархиальную службу добровольцев. Там возможностей для выбора больше. Человек не всегда сразу понимает, что он может делать, каковы его способности. Желание делать добро есть, а понимание, где можно было бы приложить свои силы наиболее эффективным образом, не всегда имеется. Мы всегда очень рады волонтёрам. 

Вообще добровольчество — активно развивающееся и очень перспективное движение. Думаю, что это самый удобный формат для тех, кто ещё не утвердился в вере, кто просто ищет способ быть полезным другим и творить добро. Среди добровольцев разный уровень воцерковлённости: есть те, кто глубоко погружён в православную традицию, есть те, кто только начинает свой духовный путь, а есть и светские люди. Но всех нас объединяет желание менять мир к лучшему, ведь любовь, как известно, умножается делением. 

"Церковь соборным разумом отвечает на чаяния людей"

— На Ваш взгляд, должна ли Церковь меняться сообразно времени? В один момент, насколько помню, Церковь с большой опаской относилась к гаджетам и социальным сетям, но потом встроила это в свой мир. Сейчас уже многие батюшки стали блогерами с большим числом подписчиков. Это тоже инструмент донесения своего слова. В какой степени Церковь должна быть открыта к меняющемуся миру и испытывать влияния?

— Быть открытым миру и испытывать его влияние — всё же немного разные вещи. Вы правильно заметили: мир изменчив, непостоянен. А Церковь Христова — это столп и утверждение истины. Времена меняются, меняются нравы, но Церковь всегда будет стоять непоколебимо. Она одновременно живёт в миру, но миру не принадлежит. Её основание незыблемо и неизменно — она не зависит от веяний времени. Природа Церкви — не от мира сего. В этом смысле она всегда смотрит на происходящие внешние события как бы "оттуда", с точки зрения вечности. Однако, совершая служение в миру, Церковь, конечно, не может оставаться в стороне и не реагировать на общественные процессы. В этом смысле она, разумеется, миру открыта. Церковь старается формулировать ответы на актуальные острые вопросы с позиций Евангелия. 

Всё, что происходит вокруг нас, безусловно, требует церковного осмысления, церковного ответа, чтобы слово о спасении звучало убедительно и было понятным современникам, чтобы оно достигло человеческого сердца. Это и есть главный критерий при определении степени влияния: отвечая на вызовы времени, в неповреждённом виде передать миру евангельское послание.

Можно, наверное, сравнить это с ударом морской волны о большой камень. Хотя, по известному выражению, вода камень точит, но природа камня при этом остаётся неизменной, а движение воды корректируется.

Вот Вы упомянули социальные сети и гаджеты, вскользь заметив, что Церковь с большой опаской к ним относилась. Я бы немного поправил. На языке православной традиции это называется духовное рассуждение. С таким рассуждением и осторожностью необходимо относиться ко всему в мире, чтобы научиться отделять добро от зла, вовремя понять, где грань между действительной необходимостью и греховной зависимостью, которая вредит человеку и вводит на ложный путь служения самому себе, своим страстям и порокам. Говорю сейчас, имея в виду не только социальные сети и гаджеты, в рабство которым сегодня попали многие люди.

Церковь не против прогресса — это дикий атеистический штамп. Очевидно, что развитие научной мысли не остановить. Но Церковь призывает ко всему относиться с рассуждением и осторожностью. Эту осторожность не нужно воспринимать как "мракобесие". Ничего подобного.

Вот вспомнил один интересный пример. Буквально на днях читал, что на рубеже XIX–XX вв., когда возникла идея строительства московского метрополитена, в обществе и в церковных кругах было активное обсуждение допустимости этого проекта, многих это пугало. Один из архиереев даже высказывал опасения, не унизит ли себя человек как образ Божий, спустившись под землю, мол, мы не знаем, что нас там ожидает. Тогда проект отложили. Сейчас это зачастую преподносится как некое свидетельство против Церкви, но забывают о том аргументе, который возобладал тогда при принятии решения. Проект строительства предполагал снос ряда ценных памятников архитектуры, в том числе и храмов XVI–XVII вв. Забота о сохранении культурного наследия стала решающим тогда фактором. Конечно, в советские годы "подземка" всё же была построена. Сейчас все пользуются метрополитеном, и он развивается. Жизнь не стоит на месте. 

Как Вы правильно сказали, сегодня Церковь ведёт активную миссию в Интернете, в социальных сетях, использует новейшие средства коммуникации в своей деятельности и даже в управлении. Важно находить доброе применение технологиям. Это как с атомной энергией: она может служить на благо людей, а может стать причиной невероятных бедствий и разрушений. Церковь всегда обращает внимание людей на нравственное измерение вопроса.

Что касается актуальных вызовов времени, то ещё в 2000 году  наш Архиерейский Собор принял "Основы социальной концепции Русской Православной Церкви" — документ, в котором сформулирована позиция Церкви по целому ряду значимых вопросов: от основ церковно-государственных и церковно-общественных отношений до проблем здравоохранения, биоэтики, экологии, взаимодействия с наукой, культурой, светским правом и образованием и многое другое. 

Это уникальный и очень интересный документ, аналогов которому нет в других Православных Поместных Церквях. Проект готовился в течение нескольких лет под руководством митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. В его подготовке задействованы мощные интеллектуальные силы нашей Церкви, весь цвет богословской науки. Да, происходят какие-то изменения, развивается наука, появляются новые технологии, но отношении к этим темам в значительной степени определяется теми базовыми принципами, которые сформулированы в Основах социальной концепции. Именно она, а не частные мнения отдельных, пусть и уважаемых, лиц, являются выражением официальной церковной позиции.

Кроме того, при Святейшем Патриархе Кирилле в 2009 году было создано Межсоборное присутствие — открытая площадка для общецерковного обсуждения проблем. Работа в Межсоборном присутствии ведётся по направлениям, которые представлены деятельностью соответствующих комиссий, куда входят священнослужители, богословы, общественные деятели, представители искусства, науки, образования. В процессе обсуждений на уровне комиссий разрабатываются документы, которые затем, после соборного рассмотрения, могут стать обязательными для повсеместного церковного использования. Среди обсуждаемых тем и различные общественные процессы, и развитие технологий, и искусственный интеллект. У людей сегодня очень много вопросов, как относиться к тем или иным явлениям в жизни, и Церковь соборным разумом отвечает на эти вопрошания и чаяния людей.

— Тот же самый искусственный интеллект, который Вы сейчас упомянули — у нас общество толком не знает, как к этому относиться. Хотя все понимают неизбежность того, что за ним будущее, и, в любом случае, надо как-то смириться. А с точки зрения Церкви: как она его рассматривает? 

— Если люди сами пока не поняли, что это такое, сложно сформулировать взвешенную и продуманную позицию. Но по тому, что мы видим уже сейчас, на что способен ИИ, можно предположить, что в скором будущем встанет вопрос о вытеснении живого человека из многих сфер деятельности. В принципе, наверное, неплохо автоматизировать, роботизировать некую рутинную, не требующую умственных усилий работу, как, например, приём и доставку заказов, уборку помещений и т.д. Хотя и это ставит перед обществом серьёзную социальную проблему: например, как обеспечить работой людей, способных совершать только низкоквалифицированный труд? 

Удивительно: человек всё время стремится упростить себе жизнь, но, вместе с тем, она всё больше усложняется. Развитие ИИ ставит перед человечеством не только целый ряд социальных вызовов. Есть и ещё один важный аспект: он касается определения того, чтó есть человек.

Опираясь на Священное Писание, Церковь свидетельствует, что человек — это образ и подобие Божие. Образ Божий заключается в нашей разумности, свободной воле, даре речи, способности творить и в обладании бессмертной душой. Реализуя в жизни этот потенциал, наилучшим образом раскрывая его, мы уподобляемся в этом Создателю, становимся похожи на Него.

Конечно, будучи искусственно созданным, ИИ не содержит в себе образ Божий, он не способен творить по-настоящему. Его широкие возможности обусловлены в первую очередь способностями аккумулировать огромные пласты информации и на этом основании выдавать некие решения. Но сегодня мы видим, что с помощью ИИ пишутся тексты, научные исследования, литературные произведения, художественные картины и музыка. И некоторым эти продукты деятельности ИИ даже нравятся. Но можно ли это назвать творчеством? Сразу такой вопрос возникает. Творчество — это ведь не ремесло какое-то, не "гениальность на заказ".

Многие высказывают вполне обоснованные опасения, что развитие ИИ может привести к неконтролируемым последствиям.

Если мы хотим сохранить человеческую цивилизацию, то не должны допустить того, чтобы ИИ возобладал над интеллектом человека, не обрёл независимости, которая даст ему возможность совершать действия против человека. Когда говоришь об этих реальных вызовах, сразу невольно вспоминаешь известный фильм Стэнли Кубрика "Космическая одиссея 2001 года" (16+). Вот уж воистину: хочешь узнать проблемы будущего — посмотри американскую фантастику!

Безработица, массовые манипуляции, утечка информации, потеря приватности — эти и другие опасности таит в себе развитие ИИ, границы которого пока нам неизвестны. Но, убеждён, что эти границы, имеющие в том числе и важное нравственное измерение, должны быть обязательно поставлены самим человеком. 

Тема ИИ сейчас находится в поле зрения сразу двух комиссий Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви: комиссии по богословию и богословскому образованию и комиссии по вопросам общественной жизни, культуры, науки и информации. Думаю, что после всестороннего изучения проблемы соборным разумом будет дана церковная оценка ИИ.

"В нашей традиции правильнее пред Богом предстоять"

— Тут же хочется отметить, что протестантская и католическая церкви постоянно проводят концерты с музыкой из разных жанров, от классики до саундтреков из популярных фильмов. В лютеранской кирхе висит портрет Баха, которым они очень гордятся. И люди ходят туда послушать орган. Сначала так, а потом, быть может, и помолиться. Более того, там есть сидения. Наши храмы не могут предложить такую палитру мероприятий. Они только для церковной деятельности или в будущем там возможны какие-то смешанные духовно-светские события? Как, например, недавно хор Мариинки в Преображенском соборе исполнил "Всенощное бдение" (12+) Рахманинова. Ведь блестящая акустика, очень красиво внутри, иногда до мурашек. А потенциал не используется на 100 процентов?

— Духовная музыка и правда оказывает на человека большое воздействие, возвышает душу, обостряет чувство прекрасного. Для кого-то она становится и первым шагом на пути к вере, к постижению красоты православной традиции и церковного богослужения. Однако не будем забывать о том, что храмы Божии созидаются вовсе не для концертов. Это не площадка с хорошей акустикой для культурных мероприятий, но в первую очередь — святое место, где совершаются Таинства. Необходимо сохранять прежде всего такое благоговейное отношение к храму. Иначе мы скатимся к обмирщённому восприятию сакрального, какое сейчас наблюдаем на Западе.


Хор Мариинки в Спасо-Преображенском соборе. Фото: Пресс-служба Владивостокской епархии

Что касается концертов духовной музыки и других мероприятий, то Владивостокская епархия тесно сотрудничает с культурным сообществом, организует встречи с кинорежиссёрами, представляющими свои фильмы, с музыкантами и различными деятелями искусства. На днях, кстати говоря, состоялось уже второе исполнение "Всенощного бдения" (12+) Сергея Рахманинова хором Приморской сцены Мариинского театра в Спасо-Преображенском соборе Владивостока. Этот концерт прошёл в рамках проведения I Дальневосточного Пасхального фестиваля (12+). Впервые подобный концерт состоялся зимой прошлого года. И в прошлый, и в этот раз, пришло множество людей, как церковных — священнослужителей и мирян, так и светских — жителей и гостей города. Ко мне подходили представители из других регионов, благодарили за концерт. Он действительно слушался на одном дыхании, и все были в таком хорошем расположении, в таком вдохновении и возвышенных чувствах, что это было заметно невооружённым взглядом.

Вместе с тем отмечу, что духовная музыка, рассчитанная на богослужебное исполнение, призвана настроить человека на молитвенный лад. В этом её главное назначение, о котором нельзя забывать. Поэтому вне богослужебного контекста её восприятие остаётся несколько ущербным. Настроенность на молитву без самой молитвы — это духовный нонсенс. Это всё равно что восторгаться внешним видом книги, так и не ознакомившись с её содержанием. И я надеюсь, что прослушивание шедевров православной музыкальной культуры вдохновит людей на более глубокое погружение в саму традицию.

Этому призваны способствовать также ежегодные Рождественские (0+) и Пасхальные (0+) концерты, которые проходят на Приморской сцене Мариинки. 

Ещё один проект возник у нас с Мариинкой в сентябре прошлого года. Тогда солисты и оркестр театра на центральной площади Владивостока впервые исполнили кантату "Новый храм" (12+), которая была написана к окончанию строительства и к освящению нашего Спасо-Преображенского собора. Несколько сотен людей присутствовали на сцене, была солнечная погода, царила хорошая атмосфера, и этот концерт пришёлся по душе жителям города, гостям нашего региона. Надеюсь, что сотрудничество будет и впредь продолжаться. Культурное направление у нас очень активно развивается. В течение года проходит ряд знаковых мероприятий, к участию в которых мы приглашаем всех.

По поводу мест для сидения. У нас в храмах они тоже есть. Скамейками и стульями могут воспользоваться те, у кого какая-то немощь, кто себя плохо чувствует. Это не возбраняется и не осуждается. Более того, в некоторых Православных Церквях есть практика расставлять скамейки по центру храма, а в иноческих обителях существует обычай сидеть во время долгих монастырских богослужений в специальных креслах — стасúдиях.

Но в русской традиции всё-таки правильнее было бы пред Богом предстоять. Это выражение нашего благоговения, почтения пред Творцом и Владыкой Вселенной. Но и здесь необходимо поступать с рассуждением и благоразумием.

Стояние на молитве возможно для тех, кто способен его физически переносить, оно не должно превращаться в пытку для немощных. "Лучше думать сидя о Боге, чем стоя о ногах", как говорил святитель Филарет Московский. Каждый решает для себя, каковы его силы и физические возможности.

"У нас нет какого-то плана по строительству храмов"

— По данным МВД, в Рождество по всей России храмы посетили порядка 3 млн прихожан — это посчитали своеобразным минимумом за всю современную историю. И многие воспользовались статистикой МВД для вывода, что реально воцерковлённых людей в России очень мало. А отсюда и множество других выводов — зачем, дескать, строить новые церкви и для кого? Что можно ответить на это?

— Я бы на это сказал, что нам есть куда расти: поле для духовного просвещения людей огромно. Однако статистика здесь относительно мало что нам говорит. Мы не ведём своей статистики, но уверен, если бы в храмах и монастырях считали всех, кто приходит на тот же самый праздник Рождества или Пасхи, цифры могли бы сильно разниться с данными МВД. Статистика далеко не всегда отражает суть вещей.

А суть состоит в том, что храмы мы строим именно там, где есть в этом потребность, необходимость. У нас нет какого-то специального плана по строительству. Очень часто инициатива идёт снизу, от той или иной общины верующих, от каких-то частных лиц, которые становятся благотворителями и иногда берут на себя возведение храма от начала до конца. В новых храмах появляются прихожане. Причём это не всегда перетекание с одного прихода в другой, а именно появление новых лиц. Об этом могу судить по тому же Спасо-Преображенскому собору, где стараюсь регулярно совершать воскресные и праздничные богослужения. Там всегда появляются новые люди: семьи с детьми, молодые пары.

Мы живём в очень благополучное время. Раньше, в советские годы, храмов было катастрофически мало. Верующие были вынуждены куда-то ехать, нередко далеко. Особенно это было заметно на Дальнем Востоке и на Русском Севере, где количество сохранившихся храмов было минимальным, остальные были либо уничтожены, либо переоборудованы под бытовые нужды. 

Сейчас у нас нет пустых храмов, как в Европе, где храмы пустеют и в них открываются магазины, дискотеки, бары, спортивные клубы. У нас все храмы наполняются прихожанами. Причём это храмы, расположенные в достаточно труднодоступных местах, в отдалённых посёлках, куда не всегда можно добраться с комфортом даже на автомобиле. Бум прихода в Церковь, который наблюдался в 1990-х годах, во многом был данью моде на духовность. Сегодня же время зрелой осознанной веры. Наши храмы — ещё раз подчеркну — открываются не по какой-то специальной программе, а как ответ на пожелания людей. Мы на это откликаемся, ведём диалог с властью относительно предоставления земельных участков — и тогда начинается строительство.

— Где у нас сейчас в Приморье самые неокормленные территории?

— У нас таких практически нет. Даже если где-то нет храма или часовни, или они в процессе строительства, туда выезжает дежурный священник. В районах у нас иногда один священник окормляет несколько населённых пунктов, и с той или иной периодичностью приезжает, совершает богослужения, исповедует и причащает людей.

Во Владивостоке есть районы, где не хватает храмов. В центральной части города достаточно много приходов, а вот на окраинах, которые сегодня активно застраиваются, где возводятся целые микрорайоны и появляются огромные жилые комплексы с большим количеством квартир, храмов очевидно недостаточно. Вот там мы планируем в диалоге с администрацией города изыскивать земельные участки, чтобы запроектировать и начать строительство православных храмов.

С тем посылом, чтобы потом, когда тот или иной жилой массив будет достроен, его жители не ездили куда-то за тридевять земель, и могли спокойно прийти в свой местный храм. 

Мы знаем, что в Москве уже не один год реализуется программа строительства новых православных храмов. Раньше она называлась "Программа-200". Но теперь очевидно, что храмов будет больше, так как реальный запрос явно превышает двести. Город не только предоставляет земельные участки, но и взял на себя подведение коммуникаций. Так Москва помогает в реализации этой программы. Уже несколько десятков храмов, освящены Святейшим Патриархом, действуют и наполняются людьми. Некоторые из них я посещал и знаю, как развивается церковная жизнь. Сначала это временные храмы, какие-то приспособленные помещения. Главное, что в них есть община верующих, регулярно совершаются богослужения, люди общаются со священником. А уже потом появляется капитальный храм, полноценный, красивый, благоукрашенный, вместительный. 

О бытовой религиозности

— Владыка, вопрос о бытовой религиозности. Расскажите, помогают ли иконки в автомобиле и, вообще, как Церковь относится к таким, скорее, показным вещам, когда люди на Крещение окунаются в прорубь, чтобы просто окунуться в прорубь? Простой пример: один раз на Крещение, ночью на набережной в центре города, священник ещё не успел опустить крест в воду и освятить купель, как молодой человек со словами "батюшка, посторонись!" бултыхнулся в воду, окропив всех присутствующих ещё не освященной водой. И такие же люди потом говорят что-то в духе "Русь православная", и что пришли смыть с себя грехи, и прочее, и прочее. 

— Бытовая религиозность — безусловно, значимая часть народно-церковной культуры. Значимая, но не основная. Она может присутствовать в религиозной практике человека. Но не должна затемнять основное содержание духовной жизни: стремление к соединению со Христом в Боге. Люди стремятся освятить свой быт, но не спешат освятить душу. Вместе с тем, именно это самое главное, без чего все действия внешнего или показного, как Вы выразились, благочестия теряют свой смысл и потому не приносят человеку духовной пользы.

Приведённый Вами пример свидетельствует о том, что в душе молодого человека всё-таки присутствует некий запрос на религиозную жизнь. Жаль, что у многих людей просыпается он только раз в году, преимущественно на Крещение. Иногда люди, приняв какие-то горячительные напитки, совершают безрассудные поступки и устремляются на водоёмы. Не всегда в те места, где вода действительно освящена через молитву священника, через совершение специального молебного чина, через погружение креста.

Крещенское купание — это просто благочестивый обычай, который каждый вправе принимать или не принимать, учитывая состояние собственного здоровья. Мы предупреждаем, что это некое подражание тому крещению покаяния, который совершал святой пророк Иоанн Предтеча над приходящими к нему людьми, Крещению, которое Сам Господь принял. Над человеком как Таинство это действие совершается только раз в жизни — в момент Таинства Крещения, только тогда происходит омытие всех прежних содеянных грехов. Погружения в крещенскую купель — не более чем обычное купание, никакого отношения к прощению грехов это действие не имеет. Для православного человека самым главным должно быть посещение в этот праздник храма, участие в Божественной литургии и Причащение Святых Христовых Таин. После богослужения он забирает с собой освящённую Крещенскую воду и хранит её дома как великую святыню, которую пьёт в течение года, кропит ею жилище или рабочее пространство. 

Что же касается иконок в автомобиле, здесь важно понимать, что иконы — это священное изображение, но они не являются каким-то оберегом или амулетом.

Иконы не могут сами по себе человека спасти или защитить от вреда здоровью. Спасает участие в человеческой жизни Бога, Божией Матери, Ангела Хранителя или святых угодников Божиих, которое происходит в ответ на наше к ним молитвенное обращение. Поэтому важно правильно относиться к иконам в автомобиле и, конечно, прежде всего, должно быть воспоминание о Боге, молитва к Нему, чтобы Господь благословил путь человека и сохранил его от всякого зла.

"Сегодня не должно быть никаких поводов для разделения людей"

— Спасо-Преображенский собор на главной площади Владивостока соседствует с памятником Борцам за власть Советов, один из персонажей которого попирает ногами орла — символ Российской Империи. Такое соседство — глубокий символизм, указывающий на нашу непростую историю? Или, на ваш взгляд, рано или поздно символика должна измениться?

— Прежде всего, хотел бы напомнить, что двуглавый орел — это не только символ Российской Империи. Это ещё и государственный символ Российской Федерации. Мы видим его на гербе нашей страны, на государственном флаге. Здесь всё не так просто. Но это соседство возникло исторически. Так сложилось, что памятник присутствует на центральной площади, и там стоит этот красноармеец, правда, обращённый лицом к морю, а остальными частями тела — к городу. 

Двуглавый орел под ногами красноармейцевДвуглавый орел под ногами красноармейцев. Фото: ИА PrimaMedia

Может быть, со временем всё поменяется. Думаю, что Россия должна пройти определённый путь и извлечь уроки из своей истории — непростой и порою неоднозначной. Нам нужно не бояться давать объективную и непредвзятую оценку тому, что было в прошлом, в том числе и в трагическом двадцатом веке, и с этим осознанием двигаться дальше. Пока дела обстоят так, как обстоят.

— Спасо-Преображенский собор автоматически стал фоном всех городских концертов, проводимых на центральной площади. На Ваш взгляд, теперь к выступающим предъявляются повышенные требования к нравственному поведению и воспроизводимым текстам?

— Мероприятия на центральной площади проходят, как правило, таким образом, что сцена располагается перед зданием краевого правительства. Иногда она обращена в сторону моря. Собор обычно не становится фоном, за исключением каких-то массовых гуляний.

Что касается морального измерения, то думаю, что всё происходящее в публичном пространстве должно проходить некий нравственный фильтр, вне зависимости от фона, на котором совершается действие. Это относится и к текстам, и к музыке, и в целом ко всему мероприятию уже на этапе его планирования, которое должно учитывать, например, время и контекст проведения. Важно, чтобы не было никакого диссонанса. Сегодня не должно быть никаких поводов для разделения людей. 

Конечно, у каждого свой музыкальный, литературный и художественный вкус. Но если мы хотим действительно защищать традиционные духовно-нравственные ценности не только на бумаге, но и в реальности, если мы хотим построить общество, в котором уважение к духовной культуре и истории страны — это не пустой звук, мы призваны относиться с большим рассуждением к тому, что происходит в публичном пространстве, какие идеи и образы прививаются нашей молодёжи через сценические выступления в том числе и приезжих звёзд.

— Как политобозреватель, не могу не задать вопрос — сейчас КПРФ, называющая себя наследницей КПСС, демонстрирует лояльность, пиетет к Церкви. Интересно и то, что среди молодёжи социалистические идеи обретают новую популярность — миллионы подписчиков у "красных блогеров". Могут ли примириться Православие и коммунизм? 

— Церковь с коммунизмом никогда не ссорилась.

— Церковь — да, не ссорилась, но коммунизм в своё время достаточно жёстко с ней обошёлся. 

— Давайте назовём вещи своими именами, не будем ретушировать, замазывать историческую правду: то были самые настоящие гонения, репрессии, преследования.

Коммунистические богоборческие власти обошлись с Русской Православной Церковью не жёстко, а жестоко. Именно так. Без всяких эвфемизмов. Для нас память о тысячах новомучеников и исповедников, отсидевших в лагерях и пострадавших за веру, расстрелянных, погребённых во рвах и умученных в застенках, — дорогá и священна. Мы об этом не забудем. В Приморье мы стараемся бережно сохранять память о подвиге пострадавших здесь священников Андрея Зимина и Павла Лазарева.

Геннадий Зюганов в храме Христа Спасителя прикладывается к Поясу Богородицы. 2011 год.
Геннадий Зюганов в храме Христа Спасителя прикладывается к Поясу Богородицы. 2011 год.. Фото: Пресс-служба КПРФ

В связи с Вашей репликой хотел бы заметить, что у Русской Православной Церкви и КПРФ совершенно разные цели деятельности. Наши задачи лежат в разных областях. Церковь озабочена вечным спасением людей, их нравственным возрастанием. КПРФ как политическую силу интересует привлечение в свои ряды единомышленников. Церковь не разделяет своих членов по социально-политическим взглядам. Для КПРФ, очевидно, важно, чтобы члены партии придерживались одних и тех же идеологических установок. 

В Церкви никто не спрашивает, к какой партии ты принадлежишь, каковы твои политические предпочтения. В храмы приходят представители самых разных партий и объединений. В церковно-общественной жизни, например, в работе Всемирного Русского Народного Собора, активно участвуют очень многие политики и общественные деятели.

Мы открыты к диалогу со всеми, и нет никаких барьеров, которые бы мешали представителям той или иной политической силы войти в Церковь и быть верующим. Нет необходимости расставаться ради этого со своими политическими взглядами, если, конечно, они не ставят целью борьбу с Церковью и искоренение религии, как это было, к сожалению, в Советском Союзе, где Церковь на протяжении семи десятилетий подвергалась жесточайшим гонениям, и эти репрессии осуществлялись с опорой в том числе на принципы, сформулированные основоположниками коммунистической идеологии К. Марксом,  В. И. Лениным и др. 

О типовых решениях в храмовом строительстве

— Ещё такой вопрос: почему у нас новые церкви, если строят, то какие-то типовые. При этом, если посмотреть на те проекты, какие Русская Православная Церковь строит за рубежом, в Париже, например, то там и модерн, и артнуво, и какие-то моменты современного дизайна. Причём, храмы в России всегда были местом творческого эксперимента и разнообразия. Взять церковь Покрова на Нерли и храм Василия Блаженного, храм Спаса на Крови в Питере, Смольный, Казанский и Исаакиевский соборы. Храм исторически ассоциируется с вершиной архитектурной мысли, а сейчас как будто на вооружение взят хрущёвский декрет "об устранении излишеств".

— Здесь надо смотреть, на какие средства строится тот или иной храм. Иногда просто нет средств, чтобы позволить себе какие-то архитектурные изыски или уникальный проект. Особенно, если этот храм финансирует какой-то один благотворитель или он строится на скромные пожертвования прихожан где-то в сельской местности.

Следует иметь в виду и тот факт, что православные храмы имеют свои каноны. Разумеется, что это тоже ограничивает "полёт фантазии". Иногда целенаправленно используется один и тот же проект в разных регионах страны или в разных местах одного и того же региона. Такие примеры есть у нас в Приморье. Вот Вы упомянули замечательные памятники архитектуры. Если мы посмотрим на соборы Санкт-Петербурга, они строились в том числе при большом участии государственной власти, там были серьёзные бюджеты. Белокаменная жемчужина Владимиро-Суздальской земли — храм Покрова на Нерли — была создана попечением князя Андрея Боголюбского, не жалевшего средств на строительство храмов и монастырей. 

Сегодня строятся разные храмы, которые отличаются и по архитектуре, и по размерам, и по художественным решениям. Я бы не стал говорить, что всё так серо и однообразно, как Вы описали. У нас есть замечательные примеры: возрождённые храм Христа Спасителя в Москве и Морской Никольский собор в Санкт-Петербурге, новый собор в честь Новомучеников и исповедников Церкви Русской, построенный в Сретенском монастыре и поражающий гармоничным сочетанием традиций и новаций, есть и необычный по своим решениям Главный храм Вооружённых Сил России. 

Наш Спасо-Преображенский собор Владивостока — это тоже уникальный проект. Помимо самого храма, внизу есть стилобатная часть, где разместился дополнительно крестильный храм, зал церковных собраний, помещение епархиального управления, музей церковной истории Приморской митрополии, трапезная, православное кафе как некая миссионерская площадка диалога для тех людей, кто ещё по каким-то причинам стесняется прийти в храм или побеседовать со священником.

Спасо-Преображенский собор во Владивостоке. Фото: ИА PrimaMedia

Вы упомянули храм Спаса на Крови в Санкт-Петербурге. Иконостасы нашего храма во многом повторяют его художественное убранство. Храм Спаса на Крови является уникальным памятником мирового масштаба, все священные изображения, которые присутствуют на стенах и которыми украшен фасад, выполнены в технике мозаики. Росписи нашего Собора часто повторяют сюжеты из этого храма, поэтому некий символический мостик между Владивостоком и городом на Неве, можно сказать, перекинут. Мы радуемся тому, что такие уникальные образцы церковной архитектуры, христианского искусства послужили основой для создания и благоукрашения нашего собора во Владивостоке.

— Вопрос про День семьи, любви и верности, с которым связаны имена святых Петра и Февронии. Когда читаешь про них, то я, как светский человек, вижу, скорее, авантюрную историю, где люди соединяются не столько по любви, сколько по взаимной необходимости и пользе. Что, с точки зрения веры, придаёт ей такой смысл служить примером отношений в семье?

— Предложил бы обратить внимание на одну черту из жития Петра и Февронии. Ведь Пётр был князем Муромским, и в определённый момент народ восстал на своего правителя, указывая на то, что его женой является, по сути, простолюдинка из соседнего Рязанского княжества. Я как раз родом из тех мест, бывал в деревне Ласково, откуда происходила Феврония.

Задумаемся: человек ради сохранения своей семьи был готов оставить княжение, покинуть высокий пост, отказаться от власти, славы и материального благополучия. А сегодня мы видим, что не такие суровые потрясения, а какие-то небольшие житейские проблемы, несхожесть характеров, материальная неустойчивость, проблемы с жильём и работой служат поводом для разводов.

Статистические данные по распаду семей очень тревожные. 

Зачастую люди несерьёзно относятся к вступлению в брак. В них присутствует некий инфантилизм, когда какие-то устремления исключительно житейского, материального характера становятся причиной развода. При этом на сами свадьбы тратились достаточно большие средства, иногда взятые в кредит. Свадьбы с пышными церемониями, с многочисленными гостями, с фотосессиями, с салютами и фейерверками, и потом родители ещё не успевают выплатить эти кредиты, погасить долги, а семьи уже как таковой нет.

К сожалению, такие примеры присутствуют сплошь и рядом. Церковь призывает к ответственному отношению к браку, а также к освящению его Таинством Венчания.

Пример Петра и Февронии Муромских даёт нам повод о многом задуматься, как воспринималась в прежние времена семья, на каких устоях она зиждилась, что было важным, а что второстепенным, как супруги преодолевали трудности, которые выпали на их долю. В конечном итоге мы знаем, что Господь всё управил ко благу, и Пётр вернулся к княжению в Муроме. 

— А количество венчаний увеличивается в Приморье?

— В последнее время увеличивается количество венчаний среди участников специальной военной операции. Очень часто они перед убытием в командировку, на линию боевого соприкосновения, просят — иногда даже в пост, в порядке исключения — обвенчать их с супругами, с которыми они состоят в законном браке. И я такие благословения даю.

— Я с детства записывал выражения тех или иных лидеров общественного мнения, которые выступали в СМИ. И вот Патриарх Кирилл, когда ещё не был Патриархом, в одном из выпусков "Слово пастыря" (0+) сказал фразу "чем больше мы строим церквей, тем меньше мы строим тюрем". На Ваш взгляд, это действительно так, и в чём духовная механика этого процесса?

— Механика процесса проста: если человек имеет крепкую религиозную мотивацию, если он является по-настоящему верующим человеком, то, конечно, он будет стараться жить в соответствии с Божественной правдой. Вы знаете, во времена Римской империи, когда христианство было во многом ещё преследуемой религией, работодатели охотно брали на работу именно христиан: они не обманывали и трудились добросовестно. Такой репутацией пользовались последователи Христа даже у своих гонителей. Примечательно, что и в XX веке уже, во времена репрессий, в Соловецком лагере, по воспоминаниям академика Д. С. Лихачёва, работу с посылками поручали именно отбывавшим сроки священнослужителям и мирянам, потому что они, как христиане, не воровали и работали честно, на совесть.

Сегодня можно часто услышать утверждение, что для того, чтобы быть порядочным и хорошим человеком, необязательно быть верующим. Это очень лукавое суждение.

Нравственный закон, из которого исключается Законодатель, вскоре рискует обратиться в свою противоположность. Нечто похожее мы наблюдаем на примере западных стран. Ещё в середине XX в. США и европейские государства представляли очень консервативные силы. Но затем там победило представление о секулярной морали, в результате чего "отменили" понятие греха, стали размываться представления о добре и зле. Сегодня мы видим, как в общественной жизни там процветают явления, противоречащие христианской нравственности.

Церковь предлагает человеку высокий идеал святости. Если человек ходит в храм, участвует в церковных Таинствах, старается жить по Евангелию и стремится не нарушать Божественный закон, то не будет нарушать и законы государственные — и не потому, что боится попасть в тюрьму. Просто это будет противно его совести и убеждениям: для человека, живущего реальной духовной жизнью, грех омерзителен. Такая логика.

Но и оступившихся людей Церковь не оставляет без попечения. Важно дать человеку шанс на исправление, укрепить его решимость бороться с грехом. Такие силы подаются только Божественной благодатью. У нас все такие учреждения окормляются священниками. В местах лишения свободы проводятся богослужения, есть храмы. Это даёт добрые плоды и помогает в ресоциализации людей. 

Практически во всех исправительных учреждениях есть крепкие христианские общины, строятся храмы. Не так давно, этой зимой, я в таком месте освящал храм и видел, как люди, отбывающие наказание, участвовали в строительстве этого храма, как они стремятся осознанно участвовать в церковной жизни, посещают службы, изучают церковный устав, заботятся о благоукрашении храма. Подходя к храму, я с удивлением увидел рождественский вертеп таких размеров, который не всегда встретишь в наших обычных храмах. 

Церковь помогает этим людям задуматься о своей душе и пересмотреть ценности, осознать ошибки и встать на путь исправления, покаяться перед Богом, достойно пройти период отбывания наказания и вернуться к обычной жизни. Одним своим видом православный храм свидетельствует о Том, Чьим именем совершаются в нём Таинства, и может отвратить от злых намерений тех, кто их замышляет.

Теги:
primamedia.ru


Читать все


Мы в соцсетях

Популярное

Клирики Владивостокской епархии молились за Божественной литургией, совершенной Святейшим Патриархом Кириллом в Патриаршем соборе в честь Воскресения Христова — главном храме Вооруженных сил России
28.05.2024
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Патриаршем соборе в честь Воскресения Христова — главном храме Вооруженных сил Российской Федерации, расположенном в Одинцовском районе Московской области
В неделю святых жен-мироносиц митрополит Владимир совершил литургию в Марфо-Мариинской обители
19.05.2024
В Неделю 3-ю по Пасхе, день жен-мироосиц, митрополит Владивостокский и Приморский Владимир в сослужении епископа Уссурийского Иннокентия совершил Божественную литургию в храме священномученика Евсевия Самосатского Марфо-Мариинского женского монастыря

Наверх